четверг, 4 апреля 2013 г.

Чем больше бойфрендов, тем больше свободы

Чем больше бойфрендов, тем больше свободы


— У меня два мужа, — говорит моя знакомая.
— Одновременно? — уточняю я.
— Ну да, — кивает она. — Один в Америке, другой в Германии.
Назовем ее Лена (потому что ее так зовут). Понятно, что мужья эти неофициальные, но они с ней уже очень долго, они знают друг о друге.
— У меня сейчас два бойфренда, — говорит другая знакомая.
Ее мы назовем Маша (потому что ее бойфренды друг о друге не знают).
Они не единственные. Еще некоторое количество девушек имеют отношения не с одним мужчиной, как принято, а с несколькими.
— Смотри, новая тенденция, — сообщаю я своему другу.
— Ничего нового! — с пафосом заявляет он. — Это было всегда, и это называлось блядство.
— Ага, — киваю я. — Значит, когда у женщин, это так называется. А когда ты был в такой же ситуации, то ты типа был ох как крут.
О, да. Мужской шовинизм. Я — сексуальный герой, а если то же делает женщина — она шлюха. Злая и глупая, разумеется.
Лена и Маша — успешные девушки. Обе уже пару раз были замужем по полной программе и усвоили урок: мужчина всегда будет хотеть от тебя больше, чем ты хочешь ему дать.
Последний приятель Маши казался удачной партией. Он две недели живет в России, две недели — в другой стране. Но когда он понял, что она не хочет за него замуж, то рутинные две недели общения превратились в один вялотекущий скандал. Он все время что-то требовал.
Возможно, он имел на это право и, наверное, зачем-то хотел пресловутого развития отношений, но это никак не изменило тот факт, что их связь стала кошмаром.
Потому что Машу устраивает ее жизнь как она есть. И ей не хотелось опять начинать все это совместное проживание, всю эту перестройку ее собственного мира в их общий.
Но тот мужчина (уже бывший) активно требовал именно этого.
Раньше так себя вели девушки. Их главной целью было замужество, и если они встречали на пути к этой мечте сопротивление, то принимались агрессивно форсировать события.
Но выяснилось, что это совсем не характеристика женщин, а просто некая расстановка сил в паре. Один хочет собственную жизнь плюс отношения, другой понимает отношения только как совместный быт или хотя бы штамп в паспорте.
Стремление к владению собственным частным пространством — уже больше не гендерная история. И определенно не исключительно мужской приоритет.
С одной стороны, может показаться, что два бойфренда — это более обременительно, чем один. Но все как раз наоборот. Если ты ни с одним из них не живешь и тебе не приходится объясняться, где ты шлялась после работы, то ты не обрекаешь себя на стремительный переход от увлекательных романтических отношений к утомительной бытовухе.
Одного человека всегда слишком много. Шаг за шагом он проникает в твою жизнь. И вот не успеваешь ты смириться с его зубной щеткой в своей ванной, как он уже наворачивает вокруг тебя круги и бесконечно чего-то хочет. А потом ты осознаешь, что смотришь фильмы, которые тебе не интересны, слушаешь музыку, которая тебя не волнует, и в отпуск вы едете в какую-нибудь компромиссную Турцию, потому что в Израиле тебе слишком жарко, а в Дании ему слишком холодно.
Вместо того чтобы спокойно сделать у себя в квартире домашнее задание, ты задерживаешься в офисе, потому что дома поработать тебе не дадут, требуя общения и решения каких-то идиотских бытовых вопросов.
Но дело не только в том, живете вы вместе или раздельно.
Если ты встречаешься хотя бы с двумя людьми, это не дает тебе слишком привязаться к одному из них.
Привязанность — это слияние, которого сейчас некоторые пытаются избежать, потому что именно оно порабощает.
Ведь в паре всегда кто-то выдвигает условия. Раньше так получалось, что этим «кем-то» был мужчина, потому что он обеспечивал семью. А женщина его за это истязала мелкими придирками и всякой гнусностью вроде проверки почты и телефона.
Но сейчас появились пары, где оба на равных. И в этой конструкции сложно манипулировать друг другом, сложно навязывать свои правила, подавлять.
Женщины наконец-то не только хотят, но и могут оставаться сами собой, а не жить условным симбиозом с мужчиной.
Знаете, есть эта пошлая формула о «едином целом». Возможно, для кого-то это работает, но есть те, кто и так ощущает себя цельным — и вот ему как раз сложно и плохо, когда от него отколупывают куски ради того, чтобы приляпать на эти места чужие характеристики.
Если у тебя в жизни все осмысленно, если ты ощущаешь себя полноценной и самодостаточной, то отношения — это всего лишь приятное дополнение, а не смысл и суть жизни.
Еще у одной моей знакомой два друга, потому что с одним у нее прекрасный секс, а с другим — увлекательное общение. Возможно, она должна была бы сидеть такой целомудренной Пенелопой и ждать Того Самого Единственного, в котором сольются оба этих достоинства, но она вот так решила.
Это на самом деле лучше, чем быть одной и точно лучше, чем тянуть лямку с человеком, который тебя чем-то не устраивает. Мало того, так как эти мужчины дополняют друг друга, то ни к одному у тебя нет претензий.
Мы еще сами не знаем, что вступаем в эпоху просвещенного реализма. Вся эта напыщенная романтика, все эти истерические стандарты: «их глаза встретились, и они тут же полюбили друг друга», «умерли в один день» — они уже показали свою трагическую несостоятельность. Глаза, может, и встречаются, но только, как правило, все это заканчивается распилом дивана.
Люди постепенно учатся принимать жизнь такой, как она есть — и в этом новом мире жертвенность уместна только в случае крайней необходимости, когда кто-то болеет или когда чья-то жизнь в опасности.
Жертвовать своими интересами лишь ради того, чтобы тебя не осудила так называемая общественность, совершенно бессмысленно. Все, что после этих жертв остается, так это вопрос: «И зачем все это было?»
Люди просто живут так, как у них получается. И нет никакой общей формулы счастья, которой можно следовать. И ни у кого нет права судить их только потому, что их правила отличаются от общепринятых.

Комментариев нет:

Отправить комментарий